|Обратная связь
Формула успеха
Главная \ Статьи \ Формула успеха \ Тимур Турлов. Богатства страны – в каждый дом
 

Тимур Турлов. Богатства страны – в каждый дом


Стартует второй этап программы «Халык IPO», в рамках которого на продажу будут выставлены акции национальной компании KEGOC. Это размещение может стать успешнее первого этапа программы – IPO национальной компании «КазТрансОйл», которое состоялось почти два года назад. В этом уверен Тимур Турлов, генеральный директор инвестиционной компании «Фридом Финанс». Он обосновывает свой удивительный оптимизм в отношении развития фондового рынка в Казахстане.

Фото: Евгения Балагута, интерьер: ресторан Investor

– Тимур, ваша компания принимала участие в первом этапе программы «Халык IPO», активно готовится ко второму размещению. Как вы оцениваете потенциал частных инвесторов в Казахстане? Увеличится ли он в случае с KEGOC? 

– Организатор программы – ФНБ «Самрук-Казына» – уже ведет подготовительную работу. Компания «Фридом Финанс» свою активную обучающую кампанию начинает с ноября. Подписка на акции KEGOC продлится, по нашим оценкам, до середины декабря. Потом состоится размещение, когда надо будет зачислять деньги. 
Первый этап «Халык IPO», безусловно, уже сделал для развития фондового рынка в Казахстане очень много. Прежде всего он заложил важную основу для будущего роста. До IPO в стране было около 4 тыс. участников рынка, после первого этапа стало более 34 тыс. Это громадный шаг вперед.
Первое размещение было не слишком большим – 10% минус одна акция. Всего было продано 38,4 млн акций на общую сумму 27,8 млрд тенге. Акции «КазТрансОйла» были проданы с дисконтом к рыночной цене. Прошло два года, и люди, поучаствовавшие в программе, только в качестве дивидендов получили 25% от суммы, которую они вложили в акции. Поскольку дивиденды платятся ежегодно, уже произошло две выплаты с момента размещения. Цена самих акций за это время сильно выросла – с 725 тенге до 1100 тенге. Цена, по которой торгуется эта акция, доходила до 1250 тенге. То есть доходность, которую люди получили на этом размещении, за два года составила более 70%. 
Мы видим, что сейчас именно с этой бумагой совершается больше всего сделок на казахстанской бирже. На эту бумагу даже при нынешних ценах есть хороший, стабильный спрос со стороны иностранных инвесторов. Надо сказать, что интерес иностранцев к нашему рынку не такой большой, но на эти бумаги мы фиксируем спрос – инвесторы даже по этим ценам готовы их покупать. Им этот актив кажется выгодным и перспективным.
С KEGOC, судя по всему, будет похожая история. Сам объем размещения будет меньше чем $100 млн. Это опять же 10% минус одна акция, как объявил недавно г-н Шукеев. Размещение, надо отметить, очень маленькое. Спрос на это размещение, по моим оценкам, существенно превысит объем предложения. 
Я буду очень удивлен, если физические лица не выберут весь объем размещения. Судя по настроениям наших клиентов, мы видим, что они поняли: это интересная возможность. Людям катастрофически не хватает информации об этом. Они хотят, знать, что это такое, «Халык IPO». Они видят, что те, кто участвовал в первом этапе, реально заработали, и заработали очень много. Такой лакомый кусочек национального богатства. 
Когда мы проводили ряд социологических исследований в рамках подготовки к нашей рекламной кампании, то выяснили: у многих людей было опасение, что у государства закончились деньги и оно хочет собрать их с народа. Хочу сказать, что это на самом деле неправда. Если знать всю ситуацию немного глубже и быть ближе к инсайдерам, которые принимают решения, то становится ясно – все совершенно наоборот. У фонда и национальных компаний средств хватает, они исполняют поручение президента страны. Главная цель, которая стоит перед программой, – не привлечь финансирование, а создать и развить рынок капитала в Казахстане для того, чтобы у нас появилась настоящая возможность те внутренние сбережения, финансовые ресурсы, которые есть в стране, направлять в экономику. Причем используя не только банковскую систему, но и фондовый рынок. Ради этого создаются тепличные условия для новых акционеров – частных лиц, участвующих в «Халык IPO», тратятся деньги на продвижение, на выплату дивидендов.
Государству нужно, чтобы возник рынок. И оно понимает, что должно показать выгоды для тех людей, которые будут в это инвестировать. Это большой шаг государства навстречу фондовому рынку, и гражданам страны в первую очередь.


– Скажите, а куда направлены те средства, которые были выручены от продажи доли «КазТрансОйла»?

– Компании «КазТрансОйл» по факту сейчас не очень нужны деньги. Суть в том, что это успешная компания, у которой возникает чистая прибыль, с которой она платит дивиденды своим акционерам. Часть народных денег в виде дивидендов, очевидно, получил фонд «Самрук-Казына», который будет их дальше инвестировать в экономику. Немного изменилась структура капитала компании «КазТрансОйл». 
В частности, они заместили часть заемных денег акционерным капиталом. 
Думаю, через пару-тройку лет мы будем готовы собирать деньги на большие масштабные проекты, и это было бы здорово. Но «КазТрансОйл» выплатил дивидендами в прошлом году больше, чем привлек денег на «Халык IPO». 90% дивидендов получило государство в лице фонда «Самрук-Казына», 10%, соответственно своей доле в капитале, получили акционеры. С точки зрения экономики этого можно было бы вообще не делать. То есть если бы компания не продавала эти свои 10%, не привлекала капитал, она могла бы просто не заплатить эти дивиденды и ее капитал бы не изменился. Поэтому, повторюсь, это не мера привлечь деньги на что-то, заткнуть какие-то дыры, это скорее попытка заинтересовать людей фондовым рынком и поделиться с народом теми доходами, которые генерируют национальные компании. Как бы пафосно это ни звучало, но в этом – правда.


– Готова ли компания KEGOK к IPO, к притоку новых акционеров?

– Второй этап должен был пройти почти сразу после размещения акций «КазТрансОйла», но возникла задержка. Дело в том, что необходимо было уладить ряд юридических формальностей. Например, существовал указ президента РК, изданный еще в 90-х годах, относительно запрета приватизации инфраструктурных компаний. И он теперь вступал в противоречие с программой «Халык IPO». Собственно, этот указ был существенно видоизменен, переработан, и процедурно это заняло много времени.
Плюс ко всему к размещению готовили саму компанию. У нее был валютный долг, достаточно большой, его рефинансировали, заменив дешевым долгом в тенге. Принципиально был изменен также подход к финансированию инвестпрограммы компании, а также к тарифообразованию. Компания работает в сегменте b2b и является транспортной, передавая электроэнергию тем сетям, которые доставляют ее конечным потребителям. Поэтому ее тарифы не отражаются напрямую на нас с вами. Условно говоря, повышение цены передачи на 100% вызовет рост себестоимости базового тарифа на электроэнергию в среднем всего на 8%. Компания всегда была стабильно убыточной. Ей не давали зарабатывать, тарифы были достаточно низкими и жестко привязанными. Убыток дотировался государством. По сути, государство просто перекладывало деньги из одного кармана в другой. Поэтому оно взялось за реформирование отрасли, в том числе Агентства по регулированию естественных монополий и других профильных ведомств, которые согласовывали тарифную политику KEGOC. Были предприняты шаги, чтобы сделать компанию прибыльной. Была согласована новая формула тарифа – «затраты плюс», предложенная и согласованная АРЕМ. Теперь это позволяет компании получать прибыль при любом уровне затрат. Компания проводит сейчас большую инвестиционную программу, привлекает капитал, прежде всего для того, чтобы модернизировать свою инфраструктуру.


– То есть можно ли сказать, что эта компания, в отличие от «КазТрансОйла», как раз таки нуждается в привлечении денег частных инвесторов?

– Да, KEGOK нужно больше денег, чем «КазТрансОйлу». Они ему будут более полезны. Но у государства есть много способов, как можно было бы его профинансировать. Поэтому продажа доли компании на фондовом рынке – это больше проявление доброй воли государства. Их новая формула тарифа означает, что они заработают в любом случае. Неважно, какие у них будут капитальные вложения, сколько для них кредиты будут стоить, как будет меняться их затратная часть, – им все покроют за счет государства. То есть проиграть невозможно.


– То есть частные инвесторы, которые завтра вложатся в компанию KEGOС на втором этапе, в любом случае не проиграют?

– Да. И более того, по прогнозам наших аналитиков, с ростом основных средств компании доходы KEGOC могут вырасти более чем в 2,5 раза в ближайшие пять лет, исходя из утвержденных на пятилетие государственных программ и тарифов.


– Неужели KEGOС может стать прибыльнее «КазТранс-Ойла»?

– Как бы странно это ни звучало, да. KEGOK не был раньше «здоровой» компанией. Проблемы были видимы. В этом плане правительство и регуляторы рынка совершили некое чудо, создав в итоге очень привлекательную компанию.
Причем все в правительстве понимают, что $100 млн – это мало притом, что 50 тыс. человек хотят купить это размещение. Даже ЕНПФ хочет его купить, а не только частные лица, такие там привлекательные условия. Не зря же будет установлен лимит на человека. Ведь есть люди в стране, которые могут скупить сразу эти 100 млн. Это всего лишь 5 тыс. человек по $20 тыс. В прошлый раз размещение было больше, и 70% раскупили физические лица. Причем это было дебютное IPO. А сейчас его раскупят больше. 
Я думаю, что физическим лицам удовлетворят заявки лишь частично – акций не хватит на всех. Это будет первое IPO с переподпиской, где людям не достанется всего, что они хотят.


– Как «Фридом Финанс» будет участвовать в про­г­рамме?

– Наша компания является сейчас крупнейшим оператором на рынке «Халык IPO». Мы единственные, кто построил филиальную сеть по всему Казахстану. Для участия в этой программе мы подготовили 50 лекторов, которые будут объяснять населению суть и условия «Халык IPO». У нас огромное количество про­мо­у­теров, которых мы задействуем в агитации и разъяснительной работе. Мы очень хорошо понимаем, что государство делает определенный шаг навстречу рынку, его участникам и гражданам, поэтому свою комиссию за саму покупку акций в процессе народного IPO решили сделать нулевой. 


– А на чем вы тогда будете делать прибыль?

– Наш бизнес – это не первая сделка нашего клиента, а много-много его последующих сделок. Мы сейчас выстраиваем свою клиентскую базу. И это осознанная рациональная политика, которая не имеет ничего общего с демпингом. Обычно мы предлагаем своим клиентам идеи по инвестированию, даем рекомендации, и они совершают операции примерно несколько раз в месяц. Мы хотим им подарить бесплатное участие в первичном размещении, и мы можем себе это позволить. 
Наши обычные тарифы, по которым мы обслуживаем клиентов, – абсолютно рыночные. Это, как правило, от 0,3 до 0,03% от суммы сделки, в зависимости от того, помогаем ли мы нашему клиенту, консультируем ли мы его, ведем ли мы его портфель или же он сам через интернет-трейдинг все приказы подает, ни в чем с нами не советуясь. Наш тарифный план достаточно гибок, при этом мы понимаем, что работа профессионального брокера и целой команды не может быть бесплатной или оплачиваться по низкому тарифу. Именно поэтому никогда не пытались конкурировать с другими игроками рынка, предлагающими низкие тарифы. Наши тарифы могут быть даже более высокими. Дело в том, что от нашего профессионализма много что зависит. Если мы можем сориентировать клиента, когда и что лучше купить или продать, поделиться информацией о том, что происходит на рынке, мы создаем для него большую ценность, чем та комиссия, которую берем за это. Даже если мы ему посоветуем за год 10 сделок по нашему максимальному тарифу 3% от них, мы ему принесем значительно больше прибыли, чем он заплатит нам за услуги. 
Базовая комиссия платится с суммы сделки, если речь идет о консультациях, а не о доверительном управлении. Мы можем посоветовать, к примеру, войти в капитал какого-либо банка, чьи акции, по подсчетам наших аналитиков, недооценены. Мы анализируем динамику роста чистой прибыли, кредитного портфеля банка. Смотрим структуру, как торгуются акции. Мы объясняем, предлагаем идею. Если нам удается убедить клиента, что это хорошее вложение, он нашу идею принимает и делает сделку. И мы берем комиссию за эту сделку, в том числе за ту работу, которую мы провели, чтобы ему эту сделку посоветовать. Если ему эта идея не нравится и он ее отклоняет, то ничего за это не платит, а мы стараемся предложить ему другие варианты.
Если мы говорим о конечном результате, о доверительном управлении (а у нас есть лицензия на такой вид обслуживания), то мы можем составить клиенту портфель и будем брать с него около 2% от стоимости его чистых активов за год (это стоимость нашей инфраструктуры), а также порядка 20% от той прибыли, которую мы показали за год. В этом случае мы понимаем, что принимаем финальное решение, поэтому должны зарабатывать от прибыли. В случае если клиент торгует сам, он может принять самостоятельное финансовое решение. Он видит торги на бирже, текущую рыночную цену, а мы даем ему подсказки, удобную инфраструктуру для торговли, инструменты.


– Вы же еще проводите обучающие семинары, где клиент платит за обучение…

– Да, но наш основной бизнес лежит все-таки в торговле. Но без обучения не будет нашей торговли. Мы прекрасно понимаем, что наш продукт – очень сложный. Мы не зря готовили 50 лекторов для программы. Это для того, чтобы в итоге обучить несколько десятков тысяч человек по всей стране. Как уговорить человека купить акции «Халык IPO», если он никогда этого не делал? Его сразу никакими дивидендами не заманишь. Он не понимает, что это такое. Поэтому мы собираем людей на первичные ознакомительные семинары, которые всегда бесплатны. Мы будем рассказывать в целом о программе «Халык IPO», о том, сколько его участники заработали на прошлом размещении. О том, как устроен фондовый рынок, как начать участвовать в торгах и 
о многом другом. После первичного семинара мы уже платно обучаем тех, кто хочет узнать об этом больше. Мы не берем много денег за курс обучения, который обычно длится около двух недель и стоит не дороже $200. Слушатели узнают о базовых принципах анализа, учатся работать с программным обеспечением. Когда они начинают понимать, что это такое, то инвестируют более смело. 


– Это тем более актуально в ситуации, когда банковский рынок переживает не лучшие времена, а ставки по депозитам очень низкие.

– Правительство тоже озабочено тем, что на банковский сектор приходится вся циркуляция денег в стране. Нужны альтернативные каналы, рынок капитала, в том числе долгового. Отрадно, что государство пытается поделиться своими доходами от эксплуатации природных богатств не только через трансферты бюджета, но и через акционерный капитал национальных компаний. Я думаю, гражданам надо это использовать. Нужно, правда, ловить момент. Второго шанса в таком же виде может и не быть. Мне приятно осознавать, что Казахстану сейчас важен фондовый рынок, потому что России сейчас он абсолютно уже не важен.


– Кстати, почему ваш цент­ральный офис находится в Москве? 

– Я родился и жил в Москве. Впервые приехал в Казахстан в начале 2012 года. Живу здесь уже почти три года, и мне здесь очень нравится. Я много стран и городов посетил только за этот год, так как мы занимаемся торговлей иностранными ценными бумагами для наших крупных вип-клиентов. Я гонялся за акциями китайского сервиса Alibaba почти три квартала, за другими модными размещениями. Но из всех мест, где мне приходилось жить дольше недели, в Алматы мне больше всего нравится. Не променяю ни на какой Сан-Франциско.



– Всем нравится наш город. Интересно, что в нем такого, на ваш взгляд? Тут ведь, если честно, немного уныло.

– Нет, уныло – это в Москве. Здесь в разы больше солнца, чем в Москве, и это, на самом деле, очень важно. В Алматы намного легче с трафиком и с транспортными издержками. Из своего дома я реально могу за пять-семь минут добраться до делового цент­ра, где находится наш офис. Мне здесь лучше дышится, несмотря на то что алматинцы постоянно ругают свою экологию. Я с этим не согласен – в Москве дышится значительно тяжелее.
Кроме того, в Казахстане рынок очень перспективный, денег много, люди более открыты и доброжелательны. Я как москвич могу честно сказать, что нет более агрессивных людей, чем москвичи. Сама среда там очень недобрая. Москва – очень интенсивная, сумасшедшая – сколько там можно успеть, нигде больше не успеешь. Темп жизни совершенно другой. Здесь все очень спокойно, ощущение такое, как будто никто вообще никуда не торопится. Поначалу я сходил от этого с ума – так было непривычно, а потом и сам втянулся.
Государственное управление в Казахстане более компактно и менее агрессивно по сравнению с российским. Здесь есть такая особенность – ты не можешь быть незаметным для государства. В России по нашему финансовому бизнесу мы никак не контактировали с правительством, ему нет до тебя дела, если ты исправно платишь налоги и твой бизнес не криминальный и не 100-миллионный. О нас никто не знал, и нас никто не трогал. 
Здесь так не получилось с самого первого дня. Мы сразу стали заметны и даже известны. В Казахстане, когда «лица у власти» понимают, что ты приходишь с вполне конкретными мирными намерениями, которые совпадают с интересами государства по развитию этой отрасли, то они начинают с тобой общаться, прислушиваются, реально пытаются помогать, в итоге проще становится работать. Легче становится влиять на регуляторные вопросы, с которыми связана брокерская деятельность. Мы чувствуем, что если идея, которую мы преподносим регулятору финансового рынка, хорошая, то регулятор делает конкретные шаги и существенно быстрее.
Один из примеров – сделанный нами листинг Bank of America на казахстанской фондовой бирже. Это был первый в СНГ неспонсируемый листинг такого уровня. Когда мы стали читать законодательство Казахстана первый раз, увидели положение про неспонсируемый листинг и решили: а давайте-ка мы сюда иностранную «бумажку» приведем, раз у нас тут торговать особо нечем пока. Потом только мы поняли, что в законодательстве и нормативных актах есть некоторые требования, которые не позволяют провести такой листинг. Например, было условие, чтобы у американской компании был казахстанский ауди­тор, хотя очевидно, что Bank of America никогда не закажет аудит у казахстанской компании.
Мы все эти вещи проговорили с регулятором рынка и комитет по финансовому надзору очень адекватно на это отреагировал, пролоббировал и внес изменения во всю нормативную базу, которая существовала по этой теме. Биржа также очень хорошо отработала эти моменты. Листинг Bank of America стал возможен и прошел относительно быстро. Да, мы потратили много сил и денег на экспертизы, но и регуляторы нам помогали.


– Расскажите о том, сколько у вас клиентов. Как в целом развивается рынок брокерских услуг в Казах­стане?

– Наша индустрия крошечная, денег мало, участники рынка борются за выживание. Особенно неважно чувствуют себя те компании, которые занимались пенсионными деньгами. После создания единого пенсионного фонда у них эти деньги фактически отобрали. Тем не менее остается пространство для каких-то сумасшедших идей. Но брокерским компаниям не хватает предпринимательского задора. Я считаю, что мы со своей стороны сделали важный вклад в развитие фондового рынка в Казахстане – на нем появилась бумага Bank of America, которая сегодня является одной из десяти самых ликвидных бумаг на мировом рынке. Мы предоставили хоть какой-то ассортимент нашим клиентам, партнерам. Рынок стал чуть сильнее за счет этого.
Под «Халык IPO» мы уже открыли за последние два-три недели около 2000 счетов. Планируем открыть еще несколько десятков тысяч счетов до конца программы. Это, конечно, приведет к тому, что изменится база, технология. Одно дело, когда мы работаем со средней суммой счета $30–35 тыс., а другое дело, когда мы прыгаем в суперрозницу, где средняя сумма счета будет стремиться к $1,5 тыс. Это разный бизнес. К счастью, мы понимаем, как делать бизнес розничный, у нас есть реальные компетенции и опыт людей из нашей команды, которые уже занимались подобным бизнесом в России.
Мы действительно вкладываемся в рынок. Большую часть денег, которые зарабатываем, в том числе на иностранных ценных бумагах, мы вливаем обратно в бизнес, понимая, что сажаем ростки на очень благодатную почву. Если сейчас мы правильно отработаем, дадим клиентам хорошую инфраструктуру, возможности, это будет огромный рынок. Казахстан как минимум должен догнать Россию по проникновению фондового рынка. Не вижу ни одной причины, почему этого не может произойти. Речь идет всего лишь о 100 тыс. новых клиентов. 
Сейчас надо покупать акции. Приток капитала на этот рынок происходит, и люди начинают понимать мысль, которая выражена в слогане нашей компании: «Акции надежней денег». Деньги всегда обесцениваются, так как это прежде всего политический инструмент. Любой предприниматель скажет вам, что хотя бы для того, чтобы удержать накопленное богатство, надо постоянно двигаться. Акции – это фактически ваша доля в компаниях, которые предпринимательскую деятельность осуществляют. Например, есть Coca-Cola, она производит одноименный напиток. Да, цена активов компании, таких как недвижимость, земля, может меняться в зависимости от объема денежной массы в стране. Цена активов может зависеть также от текущей конъюнктуры, от моды, других факторов. Но Coca-Cola как производила свои напитки, так и будет производить, потому что люди по всему миру пьют ее в больших количествах, а добавленная стоимость этой продукции большая. Компания зарабатывает на этом миллиарды долларов, прозрачно распределяя прибыль среди своих акционеров, из года в год увеличивая свою стоимость. И совершенно неважно, сколько стоит доллар, какова процентная ставка, – люди будут пить кока-колу, а компания будет получать прибыль. Даже если валюта в какой-то стране сменит свое название, Coca-Cola все равно будет получать там свою прибыль. Прозрачный, хорошо управляемый бизнес очень живуч.
Есть у меня такая мечта: я надеюсь, что через казахстанский фондовый рынок можно будет привлекать деньги в реальную экономику страны. Я хочу, чтобы у нашей компании было 40–50 тыс. клиентов, у каждого из которых на счету на фондовом рынке будет в среднем $10 тыс. Это уже $400–500 млн. Мы легко сможем привлекать капитал для компаний среднего бизнеса. И бизнесмены поймут, что необязательно ехать в Лондон, когда те же $100 млн можно привлечь на Казахстанской фондовой бирже, причем сделать фондирование в тенге и намного дешевле. И если компанию знают в Казахстане, у нее хорошая репутация и много партнеров, ее продукция пользуется большим спросом на рынке, то ей проще будет «поднять» деньги на внутреннем фондовом рынке. Это позволит капитализировать казахстанский бизнес, предприниматели смогут привлекать акционерный капитал. Причем структура этого капитала будет понятной, прозрачной.
Нужно расшевелить фондовый рынок, поднять доверие к его инструментам, показать, что с их помощью можно зарабатывать. Это работа на очень большой срок. Если мы хотим достичь нашей амбициозной цели – войти в число 30 развитых стран мира, то у нас нет другого пути.


– Желаю, чтобы ваши желания осуществились!






 
Текст: Жамиля Абенова 05 декабря 2014 Количество просмотров: 2153 Рейтинг читателей:

На эту тему



«Что? Где? Когда?» Возрождение интеллектуальной элиты Казахстана

Культовый российский проект «Что? Где? Когда?» этой осенью официально зашел в Казахстан. 10 октября в Ballroom отеля The Ritz Carlton Almaty состоялась первая Игра казахстанской версии популярного шоу. 2 ноября там же прошла вторая Игра, ведущим которой стал знаменитый Александр Друзь. Третья Игра во главе с Ровшаном Аскеровым состоялась 21 ноября в отеле Royal Tulip Almaty и вновь собрала вместе интеллектуалов города. В чем секрет успеха проекта в нашей стране? Об этом мы беседуем с владельцами лицензии «Что? Где? Когда?» в Алматы Анной Савельевой и Александром Телитченко.


Любовь Погорелова: Аудит – залог успешной работы бизнеса

Один из лучших специалистов на рынке аудиторских услуг в Казахстане Любовь Погорелова известна своим прямым характером и непримиримым отношением к тому, что мешает профессиональной работе и цивилизованному развитию рынка. Для нее возможность быть собой очень важна. Компания Погореловой B2B Kazakhstan имеет безупречную репутацию на рынке. Но какова ситуация на самом рынке? Об этом Любовь Погорелова говорит, как всегда, откровенно.

Комментарии


Оставить комментарий
Оцените статью
нажмите на звезды

Предупреждение: комментарии не по теме будут удалены
Имя:
Комментарий: