|Обратная связь
Формула успеха
Главная \ Статьи \ Формула успеха \ Ляззат Ибрагимова: «Ступенька за ступенькой – чисто женский путь»
 

Ляззат Ибрагимова: «Ступенька за ступенькой – чисто женский путь»


АО «Фонд развития предпринимательства «Даму» уже много лет продвигает программы льготного финансирования для компаний малого и среднего бизнеса. И довольно успешно – в кредитовании экономики фонд занимает одно из первых мест. Так, в структуре заемщиков банков второго уровня доля клиентов «Даму» по итогам первого полугодия этого года составила 26%. А недавно фонд в очередной раз привлек для поддержки МСБ средства от международных финансовых институтов, в частности Азиатского банка развития и Европейского банка реконструкции и развития. Во многом активная деятельность «Даму» обусловлена тем, что во главе фонда стоит умная и энергичная Ляззат Ибрагимова. Мы беседуем с председателем правления «Даму» о новых возможностях для предпринимателей, о ее взглядах на карьеру и бизнес.

– Ляззат Еркеновна, как вы можете охарактеризовать сегодняшнее состояние компаний малого и среднего бизнеса в нашей стране?


– Развитие сектора МСБ – это, безусловно, барометр развития экономики страны. По его состоянию можно измерить уровень как потребительского спроса населения, так и деловой активности. 

В последние годы мы наб­людали рост МСБ – его доля в ВВП страны выросла до 20%, и это было результатом принятия государственных программ поддержки развития бизнеса и роста инвестиционной активности в целом. 

Однако после недавнего очередного подъема курса доллара наш бизнес находится теперь, скажем так, в состоянии ожидания. Это вызвано несколькими обстоятельствами. Во-первых, непонятно, как будет развиваться рынок недвижимости, а для МСБ именно недвижимость является одним из основных видов залога для кредитования в банках второго уровня. Во-вторых, уменьшился объем кредитов для бизнеса – по многим регионам это снижение достигло 25%. Недостаток тенговых кредитов приводит к тому, что многие предприятия испытывают нехватку оборотных средств. Третье – это вопрос инвестиционных вложений, прежде всего в части обновления основных средств. Не секрет, что многие представители МСБ покупают для работы оборудование иностранных производителей, и для них очередное увеличение курса привело к росту расходов на новое оборудование. Сейчас многие делают перерасчеты своих бизнес-планов, чтобы понять, смогут ли они окупить это оборудование, работая в Казахстане. Ведь вся выручка, которую получают компании МСБ, идет в тенге. 

Между тем существуют три проблемы финансирования МСБ. Первая – длительность срока рассмотрения заявок предпринимателей банками второго уровня на протяжении последнего года на волне девальвационных ожиданий. Например, к нам обратилась с заявлением одна компания, которой банк уже в течение пяти месяцев не дает ответа касательно кредитования. В то же время по самому бизнес-плану уже несколько раз происходит удорожание проекта по причине увеличения стоимости оборудования. 

Вторая проблема кредитования – недостаток залогового обеспечения. Это обусловлено тем, что многие компании перекредитованы, а, кроме того, банки ведут себя очень консервативно при оценке залогов, так как видят тенденцию падения цен на недвижимость. 

Третья проблема касается снижения потребительского спроса населения в целом. Люди готовятся пережить этот кризис в условиях разумной экономии, потому пересматривают свое потребительское поведение. Соответственно, МСБ тоже приходится менять свои маркетинговые стратегии. 

Я полагаю, что в последующие годы достаточно хорошо будет себя чувствовать весь сектор базовых услуг. Это прежде всего парикмахерские, центры изучения языков, детские, медицинские центры. Однако доля сферы услуг, которая удовлетворяла какие-то сверхпотребности, связанные с сегментом luxury, конечно, будет значительно уменьшаться. 

– Будет ли изменен объем помощи государства малому и среднему бизнесу в этих непростых условиях?


– Однозначно, помощь государства сокращаться не будет. Как показывает 18-летний опыт развития фонда «Даму», во все кризисные периоды мы, наоборот, наращиваем объем государственной поддержки, становясь источником тенговых ресурсов для МСБ, а также различными инструментами способствуя поддержанию объема кредитного портфеля на том же уровне, который был до кризиса. 

Приведу простые примеры. В этом году нам было выделено 29 млрд тенге на субсидирование – это столько же, сколько и в прошлом году. Однако из-за того, что произошло снижение роста кредитного портфеля, у нас сегодня отсутствует дефицит средств на субсидирование.

В то же время указом президента РК от 29 августа выделено дополнительно 7,2 млрд тенге на субсидирование кредитов, выданных на оборотный капитал. 

– Сам сектор МСБ в этих условиях будет расти или сокращаться? Его доля в экономике страны и без того очень мала.


– Да, как я и говорила, в ВВП страны МСБ составляет 20%. В Казахстане около 8 млн экономически активного населения и около 2,4 млн работают в секторе МСБ. То есть порядка 32%. Наша задача – довести эту цифру до 50%, как в развитых странах, где это считается признаком устойчивости общества и мобильности трудовых ресурсов. Ведь в секторе МСБ всегда проще найти новую нишу, поменять стратегию деятельности. 

С другой стороны, низкая доля МСБ в Казахстане доказывает резерв роста. Есть еще много незанятых ниш, где предприниматели могли бы себя проявить. И это будет происходить в соответствии с общими тенденциями развития экономической системы, в частности росту МСБ будет способствовать продолжающийся процесс разгосударствления. Вы посмотрите на первые результаты сегодняшней приватизации. Например, «КазМунайГаз» недавно продал свою астанинскую гостиницу «Думан». В связи с чем возникает вопрос: зачем производственной нефтяной компании изначально нужна была своя собственная гостиница? Не легче ли было еще тогда, лет 15 назад, разместить соответствующий заказ в нескольких частных гостиницах? Нет, были вложены огромные средства в строительство, в поддержание гостиницы, и в конце концов она была продана как непрофильный актив.

 Казалось бы, уже много процессов прошло по разгосударствлению. Например, в штате национальных компаний уже нет уборщиц или водителей – для этого привлекаются клининговые или транспортные компании. То же происходит с IT-услугами, с другими видами деятельности, которые не являются основными для организации. Мировая практика показывает, что многие крупные госкомпании уже даже отказываются от покупки некоторых основных средств, например той же копировальной техники, отдавая соответствующие услуги в аутсорсинг МСБ. 

У нас есть молодой предприниматель, который запустил стартап, абсолютно новую услугу – предлагает каталогизацию, архивирование и хранение данных компаний на условиях аутсорсинга. Это нечто среднее между современным архивом и сейфовой ячейкой, будет обеспечен профессиональный подход и надежность. В любое время вы можете запросить нужный документ, и нет необходимости тратить ресурсы, оборудуя хранилище. Мы прогарантировали 70% от его кредита. Думаю, этот проект будет успешным.

Или другой пример: в самом «Даму» по займу Европейского банка реконструкции и развития было очень много вопросов, связанных с подписанием корпоративной гарантии в соответствии с английским правом. Если следовать классическому механизму, нужно было расширить юридический департамент, взять двух-трех специалистов, которые разбираются в английском праве.
 
Но, во-первых, такие специалисты дорого стоят. Во-вторых, их очень мало на рынке, а в-третьих, после завершения сделки они должны будут заниматься простыми юридическими функциями. Поэтому мы пошли по пути, по которому, на мой взгляд, должен идти весь крупный государственный бизнес. Мы наняли юридическую компанию, которая имеет большой опыт в английском праве и соответствующих специалистов в штате, заплатили ей за сопровождение этой сделки. Это хорошая возможность для МСБ заработать, а также ведет к профессионализации сектора. 

– Какие инструменты государственной поддержки фонд «Даму» предлагает малому и среднему бизнесу?


– Нужно четко понимать, на какой сегмент рассчитан тот или иной инструмент поддержки. Потому что понятие МСБ довольно растяжимо в Казахстане. Это может быть и молодой предприниматель, который только вчера зарегистрировал ИП для того, чтобы оказывать транспортные услуги на собственной машине, а может быть и транспортная компания, в которой работают 250 человек, а оборот за прошлый год составил около 5,5 млрд тенге. Хотя по классификации, по законодательным критериям они оба будут относиться к МСБ, но понятно, что у них абсолютно разные потребности в государственной поддержке. 

Например, для первого молодого человека мы можем предложить гарантию фонда «Даму» до 85% по кредиту до 20 млн тенге. Он может купить новый автомобиль на эту сумму, при этом накопить и вложить ему необходимо всего 15%. Только за этот год мы профинансировали 105 таких стартапов. Мы их называем экспресс-гарантией для молодых начинающих предпринимателей. 

Для второй компании скорее всего необходимо обновление автопарка. Ей мы можем предложить получение кредита в банке на рыночных условиях, но с субсидированием этой ставки с 14 до 7%. Это значительно снизит долговую нагрузку и позволит вовремя выплатить кредит. Для таких действующих компаний мы применяем гарантию до 300 млн тенге, где гарантируем 50%, потому что, следуя логике развития бизнеса, 50% залога у них уже должно быть в виде каких-либо активов.

– Не связаны ли такие гарантии с большим риском для банков и фонда?


– Мы недавно смотрели уровень просрочек по гарантиям фонда «Даму» и увидели, что больше всего гарантий под риском в секторе обрабатывающей промышленности, потому что это производственные компании, на деятельность которых влияют факторы, связанные с внешней средой.

Например, у нас был проект по производству комбикорма в Шемонаихе, это районный центр в Восточно-Казахстанской области. После прошлогодней девальвации тенге производимая комбинатом продукция стала неконкурентоспособной с точки зрения цены, так как в это время из Алтайского края России поставлялся комбикорм по цене ниже, чем себестоимость казахстанского. Естественно, предприятие начало испытывать трудности с погашением кредита, начались просрочки по платежам. Сейчас, когда соотношение курса рубля и тенге вновь стало близким к прежнему, контракты комбината рентабельны, дела пошли на поправку. 

Надо сказать, что таких проб­лем, связанных с колебаниями курса валют, абсолютно не испытали, к примеру, детские сады, частные медицинские центры, потому что они как производили услуги для казахстанского населения, так и оказывают. 

– В то же время очевидно, что для Казахстана более актуально развитие производства, а не услуг…


– Я считаю, что в секторе малого бизнеса существует огромный пласт резервов, связанных с сектором услуг. Будет просто расти качество услуг, они будут предлагаться на новом уровне, с применением современных технологий. Что касается среднего бизнеса, то, конечно, с точки зрения диверсификации нам нужен сильный казахстанский производитель, который оденет, обует, накормит соотечественников, причем сделает это качественно и по недорогой цене. Наша программа «Даму-Өндiрiс» – а это 200 млрд тенге, выделенных из Национального фонда, – как раз рассчитана на поддержку таких производителей. 

Это в первую очередь пищевики. 39% выделенных ресурсов было направлено в пищевую промышленность: это наши производители мороженого (например, алматинский «Шин-Лайн», костанайский «Деп»), региональные бренды производителей молочной продукции (в том числе известная алматинская компания «Адал»), сыров и так далее. В программе также участвуют производители строительных материалов, в том числе смесей и красок, а также несколько домостроительных комбинатов. Например, в Павлодаре при нашей поддержке в рамках этой программы был запущен домостроительный комбинат, который производит сэндвич-панели, участвуя в программе «Доступное жилье». Надо отметить, что все домостроительные комбинаты Казахстана принимают участие либо в программе «Даму-Өндiрiс», либо в «Единой программе поддержки и развития бизнеса «Дорожная карта бизнеса – 2020», которая стартовала в апреле этого года. 

Резерв огромен, и не только в строительной отрасли, но и в пищевой. Пока все, что производит пищевая промышленность Казахстана, мы сами и съедаем, при этом доля импорта у нас составляет 40%. Например, фабрика «Баян-Сулу» в рамках нашей программы сейчас готовит к открытию цех по производству вафлей в Костанае. В то же время еще много продуктовых ниш, в которых можно заменить импортные продукты отечественными. Такая заменяемость хорошо проявляет себя в производстве натуральной скоропортящейся продукции, например молока, яиц и тому подобного. Считаю, что в пищевой промышленности нашим товаропроизводителям нужно посмотреть в первую очередь на этот сегмент. Вопрос конкуренции с привозным ненатуральным товаром тогда отпадет сам собой. 

– Какой из основных инструментов государственной поддержки фонда «Даму» является самым востребованным у наших предпринимателей? 


– У фонда «Даму», как известно, три инструмента поддержки. Во-первых, это фондирование банков второго уровня, но мы на этот процесс влияем опосредованно, потому что в конце концов предприниматель все равно приходит в банк и получает кредитные ресурсы на общих условиях, которые определяют правительство и банк. Вторым инструментом является гарантирование. В этом случае «Даму» работает непосредственно с клиентом. По третьему инструменту, субсидированию, мы также подключаемся как финансовый агент, после того как клиент получил одобрение кредитного комитета банка. То есть он получает заем под 14%, а мы субсидируем либо 10% – для предпринимателей сельской местности, либо 7% – для города. Я думаю, что самая большая польза от нашего фонда для МСБ – это гарантии, поэтому расскажу об этом инструменте подробнее. 

На сегодняшний день существует три вида гарантий. Два из них – это экспресс-гарантии. По экспресс-гарантиям самое главное преимущество – это срок, мы рассматриваем проект в течение пяти рабочих дней после одобрения банка. Ведь по небольшим кредитам предприниматель не может ждать долго, потому что идет увеличение курса, а значит, может измениться стоимость проекта. 

По первой экспресс-гарантии при займе до 20 млн тенге активно работают пять банков: Банк ЦентрКредит, Халык Банк, Сбербанк, КаssaNova, АТФ. Заемщику достаточно накопить 15% от суммы кредита, положить эти деньги на депозит, и данный депозит выступит в качестве залога, а 85% мы дадим в виде гарантии. Какие выгоды это дает предпринимателю? Во-первых, не требуется иного залогового обеспечения, и это самое главное, так как у начинающего предпринимателя еще нет активов. 

Вторая наша экспресс-гаран­тия – до 60 млн тенге. Здесь требуется 50% собственных залогов и 50% мы прогарантируем. Мы также субсидируем кредит по упомянутой мной формуле 14/10% по сельской местности без отраслевых ограничений и 14/7% в городской местности, но уже с отраслевыми ограничениями. Например, в городе мы не субсидируем рестораны, кафе. 

И третья гарантия, до 300 млн тенге, – это для тех малых компаний, которые хотят обновить свои основные средства, построить новых цех, поставить новое оборудование. Предпринимателю опять же нужно найти обеспечение на половину суммы. Многие предприниматели спрашивают: а что выступает гарантией со стороны фонда? Но в том и смысл господдержки, что правительство через «Даму» берет на себя часть нагрузки по залоговому обеспечению. Для банков наша гарантия очень выгодна, а обеспечение ликвидно. Ведь у фонда «Даму» высокий клиентский рейтинг, на уровне странового. К тому же у нас очень устойчивое финансовое положение. Рентабельность наших активов составляет 2,2% (за 9 месяцев 2015 года), рентабельность капитала – 6,3% (за 9 месяцев 2015 года), чистый доход за прошлый год – более 4 млрд тенге. За 9 месяцев 2015 года чистый доход – более 5 млрд тенге.

– Насколько жестким является отбор заявок?


– В целом процент отказов у нас небольшой, так как клиент приходит к нам уже после одоб­рения банка, который проанализировал его финансовые потоки, изучил бизнес-план. 

– Расскажите, пожалуйста, о совместных программах фонда «Даму» и акиматов.


– В столице успешно реализуется наша совместная с акиматом Астаны Программа регионального финансирования. Акимат Астаны выделил 500 млн тенге, мы добавили 1 млрд тенге собственных средств. Таким образом, на 1,5 млрд тенге будут поддержаны проекты, реализуемые на территории Астаны. Кроме того, для поддержки и развития молодежного предпринимательства фондом «Даму» совместно с акиматом Астаны разработана программа Astana-Damu–ZhasStarT. Она рассчитана на поддержку проектов молодых начинающих предпринимателей в разных отраслях экономики. Сумма кредита для них составит 20 млн тенге, ставка вознаграждения – 7% годовых. Фонд «Даму» предоставит молодому начинающему предпринимателю гарантию. 

С акиматом Алматы мы работаем по программе «Жибек жолы», которая финансирует предприятия сферы торговли и обслуживания. Такой бизнес до сих пор не мог получить поддержку по «Дорожной карте бизнеса – 2020», это не было предусмотрено программой. Однако Алматы – это прежде всего город розничной торговли, где самое большое в стране количество торговых центров и ресторанов. Именно эти сферы дают очень большой прирост налогов. Поэтому акиматом южной столицы было решено выделить 2 млрд тенге, «Даму» внес еще 2 млрд тенге. Условия кредитования также льготные. Предусмотрена также социальная ответственность предпринимателей, финансируемых в рамках программы: они должны увеличить среднегодовую численность работников не менее чем на одного сотрудника, а также сохранить действующие рабочие места до конца срока финансирования. На сегодня уже профинансировано 16 проектов на сумму 1,1 млрд тенге, одобрено 17 проектов на сумму 985 млн тенге и находятся на рассмотрении 42 заявки на сумму 2,017 млрд тенге.

Надо сказать, что этот опыт оценили местные исполнительные органы и других регионов Казахстана. Они намерены запустить с нами свои собственные программы. В ближайших планах – программы в Южно-Казахстанской и Кызылординской областях. 

– Фонд уделяет большое внимание развитию женского предпринимательства. Почему?


– Действительно, мы сейчас много работаем над развитием сектора женского предпринимательства. Не секрет, что женщины работают в основном в секторе малого бизнеса, а не в среднем бизнесе, но в то же время их дело устойчиво, а платежеспособность и дисциплина по кредитной истории зачастую более высокая, чем у мужчин. И здесь мы применяем инструменты привлечения денег из международных финансовых организаций. 

Так, в сентябре Европейский банк реконструкции и развития по программе фонда «Женщины в бизнесе» перечислил 3,7 млрд тенге в наш партнерский Банк ЦентрКредит. В рамках этого займа может быть профинансирована любая сфера деятельности, начиная от пошива штор и производства хлебобулочных изделий. Планируется, что за 5 лет действия программы будет профинансировано не менее 100 проектов. Таким образом, в бюджет будет перечислено 625 млн тенге налогов, будет создано около 200 рабочих мест. Речь идет о небольших проектах, и хотя максимальный размер кредита составляет 550 млн тенге, но наш опыт показывает, что размер кредита по женскому предпринимательству обычно не достигает 100 млн тенге. 

Женщины более осторожны. Я никогда не видела женщину, которая говорила бы о задуманном ею проекте в 40 млрд тенге, что, бесспорно, очень рискованно, а мужчины говорили. Кроме того, женщины – очень дисциплинированные заемщики. Как показывает практика, они, например, более щепетильны в выборе оборудования, не полагаются, как мужчины, на выбор конкурентов, а много раз пощупают, проверят, посмотрят, дополнительно соберут отзывы. Безусловно, эта осторожность приводит к высокому уровню ответственности за проект. 

Очень важно, что именно женщины могут стать основой для развития семейного бизнеса в Казахстане. Этой задаче, считаю, надо уделять большое внимание. Ведь дети большую часть времени проводят рядом с матерью. Мужчины же больше заняты своей профессиональной деятельностью. Когда женщина вовлечена в малый бизнес, она может стать хорошим примером для своих детей. Во Франции, к примеру, можно зайти в какую-нибудь пекарню и увидеть фотографию предков хозяина, которые открыли эту булочную, и сейчас их потомки продолжают дело в традициях и с секретами ремесла, передаваемыми из поколения в поколение. 

В нашей стране семейный бизнес только зарождается, мы в начале этого пути. Первое поколение бизнесменов независимого Казахстана скоро начнет передавать в наследство детям свой бизнес. И здесь возможен конфликт интересов, потому что первая волна бизнесменов – это очень упорные люди, которые много работали, привыкли чем-то жертвовать и чего-то лишаться на пути к сегодняшнему успеху. Но детей они воспитывали абсолютно в другом духе. Их дети учились в первых частных школах, они имели все и сразу, не привыкли к труду, ограничениям и ответственности. Этим детям нельзя будет сразу передать бизнес. Здесь возможны семейные трагедии, которые могут растянуться на десятилетия. 

Для малого бизнеса эта трансформация будет проще. Я уже вижу примеры успешного семейного бизнеса. Это, в частности, владелица стоматологической клиники, которая уже несколько раз приобретала оборудование в рамках программы «Дорожная карта бизнеса – 2020». Причем интересно, что стоматолог не она сама, а ее муж, который ведет прием пациентов, очень любит свое дело. Сын выучился в Швейцарии и будет также работать в семейной клинике – производить имплантацию зубов по новым технологиям, которые еще не применяются в Казахстане. Дочь – кардиолог и также занимается делами клиники. То есть владелица очень внимательно подошла к этому процессу и детей заранее приучает к бизнесу для того, чтобы потом спокойно передать им все и отойти от дел. 

Меня нередко спрашивают, какие проекты в МСБ чаще всего достигают успеха? И здесь я абсолютно уверена в том, что успех приходит тогда, когда человек занимается тем, что ему нравится, от чего он получает настоящее удовольствие. 

У меня есть любимая история про двух братьев Рубцовых, которые производят стекольные рамы в Уральске. Старший, Аркадий, брал через «Даму» кредит на 750 млн тенге для покупки суперсовременной финской печи для производства термоустойчивого стекла. Такой печи до этого не было не только в Казахстане, но и в СНГ. При рассмотрении данного проекта все задавались вопросом, какой у них рынок сбыта, если население города всего 200 тыс. человек. Однако оказалось, что в портфеле заказов у братьев было остекление крупных торговых центров в близлежащих российских городах Саратове и Самаре. А это уже рынок сбыта более 4 млн человек. 

Я была удивлена, увидев такую дальновидность, ведь братья молоды. Когда я спросила, как они пришли в стекольный бизнес, они ответили, что родились в нем. У отца была стекольная мастерская, и с подросткового возраста они помогали отцу в его работе. Подавали стекло, резали, вставляли в рамы, даже толщину стекла могли определить на глаз, а на ощупь сказать, какое именно это стекло. Сейчас они значительно расширили свой бизнес, имеют не только производство, но и большой магазин в Уральске, который называется «Мир стекла», экспортируют стеклопакеты в РФ. Я смотрю на их образ жизни и вижу, что они не считают, что работают в этом бизнесе. Они этим бизнесом живут. Для меня это реальный пример, когда человек не воспринимает бизнес как нечто трудное, тяжелое – он считает, что это его предназначение. 

– Ляззат Еркеновна, вы тоже нашли свое любимое дело – выстроили успешную карьеру, при этом ваша работа сложна и ответственна. В то же время вы счастливы в семье. Как удается это сов­мещать? 


– Моя карьера – это наш общий семейный результат. Во-первых, мне всегда помогала мама, которая очень рано осталась вдовой и всю свою любовь и заботу отдала моей семье. Мама – очень сильный человек, она всегда показывала нам пример во всем: в профессионализме (работала главным бухгалтером золотодобывающего рудника в системе «Казах­алтын»), а также в отношениях с другими людьми. Благодаря ей я поняла, что уважение людей и их доверие приходят, когда они видят конкретные результаты твоих усилий, а громкие обещания не имеют смысла. Последние восемь лет мама буквально посвятила свою жизнь нашим детям. 

Во-вторых, большую поддержку мне оказывает мой супруг. Мы рано поженились, уже 22 года вместе, и все эти годы он является фундаментом моей карьеры, уделяя внимание воспитанию наших троих детей. Нашему старшему сыну уже 22 года, дочери 16 лет, младшему сыну 8. Я люблю свою работу, много езжу, выступаю, но очень разумно подхожу к этим нагрузкам, так как понимаю, что за пределами кабинета тоже есть жизнь. 

Моя карьера связана с планомерной и поступательной работой в одной сфере. Это чисто женский путь. Сначала я была главным специалистом, затем главным менеджером, позже стала директором департамента и так далее. Недавно читала в журнале Harvard Business Review о результатах исследования женских карьер. Оказалось, что все женщины, стоящие во главе успешных мировых корпораций, строили свою карьеру внутри этих компаний. Постепенно, шаг за шагом. Это такой непрерывный рост устойчивости, как лестница длиною во множество ступеней, и никаких лифтов в этом подъеме нет. Ты просто терпеливо идешь каждый день по этой лестнице, ступенька за ступенькой, и на каждом пройденном этаже немного отдыхаешь. И дальше идешь, изо всех сил напрягая волю и ум. Когда ты пройдешь большую часть пути, то никакая сила уже не сдвинет тебя вниз, ты будешь спокойно идти и дальше. И это про меня тоже. 

– Спасибо за интересную беседу!

 
Текст: Жамиля Абенова 11 ноября 2015 Количество просмотров: 1901 Рейтинг читателей:

На эту тему



«Что? Где? Когда?» Возрождение интеллектуальной элиты Казахстана

Культовый российский проект «Что? Где? Когда?» этой осенью официально зашел в Казахстан. 10 октября в Ballroom отеля The Ritz Carlton Almaty состоялась первая Игра казахстанской версии популярного шоу. 2 ноября там же прошла вторая Игра, ведущим которой стал знаменитый Александр Друзь. Третья Игра во главе с Ровшаном Аскеровым состоялась 21 ноября в отеле Royal Tulip Almaty и вновь собрала вместе интеллектуалов города. В чем секрет успеха проекта в нашей стране? Об этом мы беседуем с владельцами лицензии «Что? Где? Когда?» в Алматы Анной Савельевой и Александром Телитченко.


Любовь Погорелова: Аудит – залог успешной работы бизнеса

Один из лучших специалистов на рынке аудиторских услуг в Казахстане Любовь Погорелова известна своим прямым характером и непримиримым отношением к тому, что мешает профессиональной работе и цивилизованному развитию рынка. Для нее возможность быть собой очень важна. Компания Погореловой B2B Kazakhstan имеет безупречную репутацию на рынке. Но какова ситуация на самом рынке? Об этом Любовь Погорелова говорит, как всегда, откровенно.

Комментарии


Оставить комментарий
Оцените статью
нажмите на звезды

Предупреждение: комментарии не по теме будут удалены
Имя:
Комментарий: