|Обратная связь
Формула успеха
Главная \ Статьи \ Формула успеха \ Айдын Ибрагимов: «Пришло время глобальных инвестиций»
 

Айдын Ибрагимов: «Пришло время глобальных инвестиций»


Учредитель и генеральный директор компании Big Sevens & Consulting Айдын Ибрагимов три года назад уже был лицом нашего журнала. Он признанный эксперт в области налогового консалтинга, при этом обаятельный и харизматичный. Сегодня мы беседуем с Айдыном о ситуации, сложившейся на рынке после курсовых потрясений, об изменениях в налоговом законодательстве, а также о видении будущего для бизнеса в Казахстане.

Фото: Ирина Пауэлл. Интерьер: ресторан «КЭШ-Ю»

-Айдын, ваша компания Big Sevens & Consulting в этом году отмечает свой 10-летний юбилей. Это своеобразный рубеж в развитии компании. Как вы это ощущаете?


– Как бы банально это ни звучало, но за 10-летием компании стоит большой труд команды, множество проектов, которые позволили нам приобрести бесценный опыт. Мы начинали с бухгалтерского обслуживания, проводили много образовательных и практических семинаров для бизнеса, стали профессионалами в консалтинге, прежде всего налоговом. 

Компания занимает свое устойчивое место на рынке, имеет авторитет и даже может вести операционную деятельность без моего непосредственного присутствия и контроля, что очень показательно – собственники бизнеса меня поймут. Последние два года я немного отошел от Big Sevens & Consulting, работая на государственном предприятии «Метрополитен Алматы» заместителем генерального директора по финансам. Это был отличный опыт. Мы провели большую работу по совершенствованию нормативно-правовой документации предприятия. 

Ситуация была такова, что «Метрополитен Алматы», притом что он субсидируется из местного бюджета, платил ежегодно порядка 3 млрд тенге в качестве налога на имущество, опять же в местный бюджет. Это же нонсенс. Нам удалось поднять этот вопрос и с помощью депутатов – сенатора Торегельдиева и депутата мажилиса Исимбаевой устранить это несоответствие в законодательстве. Были внесены поправки не только в положение о статусе метрополитена, но и в Налоговый кодекс. Таким образом, с 2015 года предприятие перестало быть объектом налогообложения по налогу на имущество. 

Здесь, в Big Sevens & Consulting, вместо меня работал управляющий директор, продолжались старые и начинались новые проекты. Так, очень успешным был проект по поддержке предпринимателей в 2014 году, который наша компания осуществила совместно с НПП «Атамекен» по Алматинской области. Мы очень благодарны руководителю областной палаты предпринимателей Ляззат Алтынбековне Женысбаевой за доверие и помощь. Наша компания выполнила большой объем работы, консультируя предпринимателей во всех районных центрах области. Мы были не единственными консультантами по данной программе поддержки предпринимательства. И свою часть программы, думаю, выполнили достойно. 

Проект длился год, мы даже перевыполнили план, проконсультировав свыше 1 тыс. предпринимателей. Для населения эти консультации были бесплатными, как и обучающие семинары, где наши специалисты рассказывали обо всех тонкостях налогового законодательства. Сколько в том или ином случае составят пошлины, налоги? Во многом благодаря нашим консультантам большое число руководителей малого и среднего бизнеса смогли оптимизировать свои расходы. Например, если предприниматель хочет привозить товар из Китая и получать от этого хорошую прибыль, то ему просто необходимо знать, как правильно растаможить товар, как заключить договор, сколько составят отчисления в бюджет. Вообще, все налоговые затраты и риски надо заранее просчитывать, чтобы бизнес был рентабельным.

У нас сложились добрые парт­нерские отношения не только с НПП, но также и с Ассоциацией налогоплательщиков Казахстана (АНК). Благодаря таким экспертам, как Жаннат Джургалиевна Ертлесова и Салтанат Элшатова, ассоциация продолжает оставаться влиятельной и уважаемой организацией, которая конструктивно решает все вопросы, стоящие перед профессионалами нашей отрасли.

– Вы же в основном работаете с крупным и средним бизнесом…


– Да, у нас сложился круг постоянных корпоративных клиентов, которых мы обслуживаем на протяжении многих лет. Благодаря им наша компания всегда на острие всех важнейших изменений в законодательстве, ведь мы стоим на защите их интересов, поэтому должны вовремя подсказать, предотвратить риски, помочь оптимизировать бизнес. Я лично продолжаю выступать на всех налоговых конференциях и семинарах, которые проводит Ассоциация налогоплательщиков, членом которой я являюсь, а также на специализированных форумах. Сейчас самые актуальные для нашего сообщества и для налогоплательщиков вопросы – это налогообложение курсовой разницы, которая считается прибылью, а также вопрос замены НДС.

В числе наших клиентов и государственные структуры и компании. Для государственной службы считаю очень актуальным вопрос тайм-менеджмента. Не секрет, что на госслужбе у нас непрерывные совещания, ненормированный рабочий день. Именно поэтому Big Sevens & Consulting планирует продолжить практику проведения семинаров с нашим давним партнером – российским бизнес-тренером Глебом Архангельским. Умение управлять временем непосредственно связано с эффективностью работы. Как сделать так, чтобы казахстанские чиновники укладывались в рабочее время? Глеб Архангельский и Big Sevens & Consulting уже нашли ответ на этот вопрос.

– Что сейчас для вас как руководителя компании наиболее актуально и перспективно?


– В настоящее время я много езжу по командировкам в регионы Казахстана. Совместно с партнерами мы занимаемся привлечением иностранных инвестиций в нашу страну. Сейчас для зарубежных инвесторов ситуация в Казахстане очень благоприятна. Девальвация, конечно, вызвала падение доходов населения, но, с другой стороны, для людей, которые хотят инвестировать в производство, это может быть сейчас очень выгодно. В основном речь идет о бизнесменах Китая и других стран Юго-Восточной Азии. 

Государство в настоящее время также создает хорошие налоговые условия для инвесторов в приоритетных областях, даже компенсирует часть определенных затрат инвесторов. Налоговое законодательство Казахстана более лояльно к большим инвестициям. Есть закон о защите иностранных инвестиций, который дает льготы по корпоративному подоходному налогу, налогу на имущество, НДС. А если инвестор реализует стратегический инвестиционный проект стоимостью более $20 млн, то он на пять лет освобождается от уплаты налога на имущество, на землю, плюс государство компенсирует ему до 30% затрат на строительные работы и оборудование.

– Об инвестициях в какие сферы идет речь?


– Рассматривается в основном переработка и производство товаров в Казахстане, ориентированных на экспорт. Конечная цена на такие товары будет исчисляться в долларах, в то же время все затраты инвестора в Казахстане идут в тенге. У нас в силу кризиса рабочая сила стала дешевле, чем в том же Китае, где средняя оплата труда рабочего за последние годы выросла и составляет уже около $500. Электроэнергия, вода и другие затраты в долларовом эквиваленте также дешевле в Казахстане. Их стоимость после девальвации выросла незначительно, государство держит цены, так как резкое повышение тарифов может вызвать недовольство населения. Например, стоимость воды составляет всего 0,4 цента за кубометр, электроэнергии в ночное время – 3 тенге, газа – 30 тыс. тенге, то есть менее $100. Получается, что себестоимость товара, произведенного в Китае, сейчас выше, чем у нас. И для тех же китайских бизнесменов это отличная возможность производить товар с высокой добавленной стоимостью. К тому же производство в Казахстане выгоднее для них в плане логистики, ведь мы ближе к российскому и европейскому рынкам, чем Китай.

Для нас, казахстанцев, в этом тоже есть свой плюс, потому что иностранные инвесторы идут сюда со своими технологиями. Кто-то будет ставить теплицы, кто-то организует переработку продукции сельского хозяйства либо производство товарной продукции из местного сырья. Это позволит развить производственную сферу в Казахстане, преодолеть зависимость экономики от цен на нефть. Могу сказать, что инвесторы рассматривают прежде всего агропромышленный комплекс Казахстана, химическую и перерабатывающую промышленность.

В силу этого мы сейчас активно консультируем инвесторов и даже ведем ряд проектов по привлечению инвестиций. Считаю, что данная ситуация даст хороший толчок для развития обрабатывающей промышленности в стране.

Однако в ходе консультаций мы видим, что главный вопрос, вызывающий сомнения, тревожащий инвесторов, – насколько они юридически защищены в Казахстане, не отберут ли у них их бизнес?

– Понятно, что иностранные инвесторы видят перспективу в Казахстане. А каково сейчас отечественному бизнесу?


– Для тех казахстанских компаний, что занимаются экспортом, девальвация стала подспорьем. Их затраты идут в тенге, и они почти не выросли, а экспортная выручка значительно возросла на разнице курса. Государство сдерживает инфляцию. По крайней мере, продукты в Казахстане не подорожали на 80% после девальвации, как в том же Азербайджане. Между тем компании, которые работают на внутреннем рынке, конечно же, просели по доходам, особенно те из них, что зависели от импорта. В этом плане приход иностранных инвесторов позволит увеличить долю импортозамещения. Нашим предпринимателям теперь будет разумнее не импортировать товар, а производить его здесь. Только в этом выход в данной ситуации. 

Считаю, что экономический рост в стране вполне реален, но не сейчас, а через полтора-два года, когда разовьется местное производство, возникнет спрос на квалифицированный персонал на рынке труда, местная продукция пойдет на экспорт. Возникнет конкуренция на рынке, выровняются зарплаты.

Сейчас, конечно, не все бизнесы выдерживают сложившуюся ситуацию, некоторые компании банкротятся, уходят с рынка. К тому же есть моменты, связанные с государственным администрированием. Так, неоправданно, на мой взгляд, ужесточаются правила таможенного оформления товара на границе именно сейчас, когда бизнес и без того испытывает сложности.

Но палку перегибать нельзя. Мы и так долго строили дорогу Западная Европа – Западный Китай, чтобы отпугивать от нее предпринимателей. Тем более сейчас Российская Федерация составила нам большую конкуренцию при доставке товара из Китая через порт Владивостока. Например, россияне вообще отменили в этом порту сборы всех налогов, а также до минимума снизили тарифы на доставку груза от Владивостока до Москвы. 

Нашим властям надо отслеживать все логистические потоки, анализировать общую ситуацию в регионе, сделать так, чтобы бизнесменам было выгодно везти товар через Казахстан, а не через Россию. Когда контроль сильно ужесточается, бизнес реагирует сразу. Он же, как вода, находит обходные пути для того, чтобы двигаться вперед. Товарооборот с Китаем все равно не ослабнет в ближайшее время – народу надо недорого одеваться, удовлетворять другие свои потребительские нужды, исходя из низкого прожиточного уровня. Усиленное налоговое администрирование и закручивание гаек просто приведет к росту цен. Торговцы и без того хорошо оптимизируют свои расходы, чтобы и дешевле продать, и заработать при этом. Если возрастут налоги и штрафы, то они не смогут обеспечивать население недорогим товаром, что приведет к социальному недовольству. Об этом, считаю, должны думать представители налоговых органов, а не только о том, как пополнить бюджет.

– Сейчас в Казахстане ритейлеры продают остатки на складах. А вот следующую партию они должны будут закупать уже по нынешнему курсу. Значит, цены в Казахстане уже никогда не будут прежними?


– Да, это так. Но, с другой стороны, глобальные цены буквально на все сейчас тоже падают вслед за нефтью и металлами. В том числе и на товары. То есть во всем мире происходит коррекция цен. 2016 год в Казахстане однозначно будет непростым для бизнеса и населения в целом. Как будет вести себя курс тенге? Инфляционное таргетирование, конечно, означает переход к более свободной экономике и имеет свои плюсы в долгосрочном плане. Но, с другой стороны, бизнес, особенно малый и средний, эти постоянные скачки курса на 10–20 тенге вверх-вниз изматывают и приводят к нестабильности. Для предпринимателей, а для иностранных инвесторов особенно, важна определенность. Иначе – ставятся под вопрос долгосрочные проекты. Как просчитать смету проекта в перспективе? Как заключать и оплачивать контракты, если курс все время меняется и на курсовой разнице можно прогореть? У многих предпринимателей даже при собственном производстве есть определенная доля импорта – этот слой бизнеса более всего подвержен риску. Кроме того, таможенные пошлины установлены в евро, а не в тенге, а ж/д транспортировка, к примеру, может исчисляться в швейцарских франках. Так что бизнес не может быть привязан только к тенге, это надо понимать.

– Что изменилось в налоговом законодательстве с 1 января 2016 года?


– Налоги как таковые остались по своим значениям на прежнем уровне. В то же время ужесточены меры контроля за налогоплательщиками, особенно за импортерами. К ним относится, например, обязательное предоставление импортерами электронных счетов-фактур с 1 января этого года. Это связано с вступлением Казахстана в ВТО. И есть более одной тысячи наименований продукции, которая подпадает под более низкие ставки таможенного оформления, нежели в рамках ЕАЭС. Если производится реэкспорт через Казахстан в Россию или Беларусь, то налогоплательщик должен в электронной форме декларировать товар, оформлять сопроводительные накладные, указать коды, по которым он будет растаможивать товар в Казахстане.

С 1 июля 2016 года электронные счета-фактуры обязаны будут применять таможенные представители, владельцы складов временного хранения, таможенные перевозчики и таможенные склады. А с 1 января 2017 года и для всех остальных налогоплательщиков их применение будет обязательным.

Также с 1 января 2016 года введена новая отчетность по мониторингу крупных налогоплательщиков в виде установленных форм налоговых регистров по КПН, налогу на прибыль, НДПИ, НДС. Изменены и сроки представления этих отчетов. Это сделано в целях постепенного перехода к электронному аудиту финансовой отчетности.

– Чем примечателен 2016 год в плане налоговой политики? 


– Тем, что это последний год последней легализации, которая проводится государством. С 2017 года начнется поэтапный переход к обязательному всеобщему декларированию. Первыми станут государственные служащие – около 1,6 млн человек, до 2020 года – все население страны. Мы все научимся считать свои доходы и расходы, вести бухгалтерию и, соответственно, уплачивать налоги по декларации. Будут, конечно, необлагаемые налогом вычеты на обучение, лечение, ипотечные займы.

– Как будет возможно отследить все расходы физического лица?


– До этого будет осуществлен полный переход на электронные счета-фактуры. И если сейчас на физическое лицо они не заполняются, то впоследствии в счетах-фактурах будут указываться данные удостоверения личности покупателя. Соответственно, налоговые органы будут владеть всей информацией: что, где, когда и за сколько вы покупаете. Все сделки после сдачи первичной декларации о доходах, где вы укажете свои активы и доход, будут регистрироваться. Если в конце года вы потратили 10 млн тенге, а доход ваш составил 1 млн, то разница в 9 млн будет считаться доходом и облагаться индивидуальным подоходным налогом, который в настоящий момент составляет 10%, а впоследствии вполне может быть поэтапно увеличен в зависимости от шкалы доходов. Есть статья 643 Налогового кодекса, где сказано, что если расходы налогоплательщика не соответствуют доходам, то разница рассматривается как доход. Таким образом, увеличивается администрирование доходов, повышается прозрачность и собираемость налогов – в итоге мы приближаемся к модели, принятой в развитых странах. Кроме того, это позволит снизить уровень коррупции в стране. 

С 2017 года государство планирует отменить упрощенный порядок налогообложения для малых предприятий и индивидуальных предпринимателей. Сейчас это 3% с оборота, а будет 10%, при этом тот же ИП будет обязан вести учет своих расходов и отчитываться за них. В программе президента РК «100 конкретных шагов» есть шаг номер 45, где предусмотрена постепенная оптимизация многих налоговых режимов. Например, уберут часть льгот для агропромышленного комплекса, для МСБ будет введен общеустановленный порядок налогообложения. А в шаге номер 44 поручено заменить НДС налогом с розничных продаж (НРП). 

Сейчас идет правительственное обсуждение планируемых нововведений совместно с НПП «Атамекен», которая следит за тем, чтобы права предпринимателей не были грубо нарушены. Ведь зажать-то бизнес можно быстро, но социальный эффект от этого может быть плачевным. И повторюсь, бизнес имеет способность перетекать туда, куда ему выгодно. Поэтому необходимо тщательно все продумать, чтобы создать для бизнесменов оптимальные условия. 

– Айдын, вы входите в рабочую группу Министерства национальной экономики РК по введению налога с розничных продаж вместо налога на добавленную стоимость. Расскажите, как продвигается обсуждение этого сложного и важного для предпринимателей вопроса.


– Налог с розничных продаж выше 10% не может быть. В среднем в мире он составляет 5%. В США – от 3 до 7% в зависимости от штата. В Японии он был 3%, а с апреля 2015 года повышен до 8%, что спровоцировало отставку премьер-министра. Этот налог во многом определяет уровень инф­ляции, так как может ее накрутить (так называемый каскадный эффект), поэтому при введении НРП должны быть учтены все нюансы и возможные последствия для экономики.

Чтобы не допустить каскадного эффекта, когда на каждом этапе продажи товара или оказания услуг накручивается НРП, нужно точно установить, когда взимается данный налог. Обычно это делается на конечном потребителе. Ведь это такой же косвенный налог, как и НДС, объектом налогообложения при этом является оборот предприятия, причем любая сумма оборота. Конечно, будут определенные льготы и освобождения от налога для некоторых групп товаров и услуг, возможно для финансовых услуг и экспорта. Еще не найдено общее мнение в рамках рабочей группы, будет ли единая ставка НРП или же произойдет дифференциация по группам товаров и услуг. Например, во многих странах НРП на сигареты значительно выше, чем на хлеб.

НРП легче для исчисления, поэтому проблем с его введением не возникнет. Государство готово пойти на такие расходы по доходной части бюджета, хотя только импорт ежегодно приносит в казну около 800 млн тенге в виде НДС. НРП позволит упростить налогообложение для недропользователей, которые теперь не смогут производить возврат НДС. Кстати, многие из них по этой причине возражают против отмены НДС. Кроме того, не секрет, что с возвратом НДС связано много серых схем, используемых недобросовестными налогоплательщиками. С другой стороны, администрировать НДС при импорте легче, налог забирается сразу. На рознице администрировать сложнее, то есть собираемость налогов может снизиться.

– То есть работы у таких компаний, как ваша, будет больше?


– Да, бухгалтерские, консалтинговые, аудиторские компании ожидает в перспективе большая работа, так как все эти изменения в налоговой политике затронут не только бизнес, но и каждого рядового гражданина. Предстоит создание консультационных центров для налогоплательщиков, потому что все должны будут жить по декларациям, а не всем под силу сделать это самостоятельно. Скорее всего, мы придем к необходимости внед­рения системы автоматизации для сдачи деклараций.

Кстати, хочу отметить, что для консалтинговой компании очень важно работать в связке с аудиторами. Мы чувствуем себя на рынке очень уверенно, потому что с нами партнерская аудиторская компания EAST FINANCE SERVICES, которой руководят специалисты высокого класса, управляющие партнеры Алина Мендыбаева и Дина Асубаева.

– Какие еще налоговые нововведения ожидают бизнес в ближайшее время?


– С 1 июля этого года обязательными при импорте товаров станут сопроводительные накладные. С этого года они вводятся на табачные изделия, немногим ранее они были приняты для алкоголя и нефтепродуктов. Эти сопроводительные накладные применяются при перемещении товаров внутри Казахстана. Цель такого электронного учета – борьба с теневой экономикой, своевременное выявление контрабандных и контрафактных товаров. Однако бизнес уже озабочен этим. 

То есть налоговики хотят узнать изменение цены товара до конечного потребителя. Например, компания «А» привезла в Казахстан ручку за 10 тенге и продала компании «Б» за 12 тенге. Нужно обязательно отписать, за сколько. Трансформация цены этой ручки прослеживается налоговыми органами, так как все компании в этой цепочке обязаны предоставить государству сопроводительные накладные.

Со временем изменения коснутся налога на транспорт, который, как в развитых странах, будет упразднен, переведен на акцизы и таким образом включен в стоимость топлива. Кто больше ездит, тот и платит больше. Бензин станет, конечно, дороже, но и налога на транспорт не будет.

Планируется, что со следующего года порог налогооблагаемого оборота по НДС будет снижен. Если сейчас для постановки на учет по НДС надо достичь оборота в 30 тыс. МРП, то со следующего года порог составит 15 тыс., потом 7,5 тыс. и так далее. НРП будет пока реализовываться в пилотном режиме, в переходном периоде действуя параллельно с НДС.

Сейчас в рабочих группах правительства, помимо вопроса замены НДС на НРП, идет обсуждение объединения Налогового и Таможенного кодексов – планируется единый Кодекс доходов. Также действуют рабочие группы по изменениям в законодательство о налогах для недропользователей, для нерезидентов. Планируется изменить в сторону понижения коэффициенты налоговой нагрузки для недропользователей, будет меняться система управления рисками. В непростой период снижения мировых цен на нефть государство ищет способы переложить налоговое бремя на другие отрасли.

Работа идет, меняются подходы в налогообложении. Насколько это будет эффективно, покажет время.

– Удачи вам и вашему бизнесу!



 
Текст: Жамиля Абенова 18 марта 2016 Количество просмотров: 1189 Рейтинг читателей:

На эту тему



«Что? Где? Когда?» Возрождение интеллектуальной элиты Казахстана

Культовый российский проект «Что? Где? Когда?» этой осенью официально зашел в Казахстан. 10 октября в Ballroom отеля The Ritz Carlton Almaty состоялась первая Игра казахстанской версии популярного шоу. 2 ноября там же прошла вторая Игра, ведущим которой стал знаменитый Александр Друзь. Третья Игра во главе с Ровшаном Аскеровым состоялась 21 ноября в отеле Royal Tulip Almaty и вновь собрала вместе интеллектуалов города. В чем секрет успеха проекта в нашей стране? Об этом мы беседуем с владельцами лицензии «Что? Где? Когда?» в Алматы Анной Савельевой и Александром Телитченко.


Любовь Погорелова: Аудит – залог успешной работы бизнеса

Один из лучших специалистов на рынке аудиторских услуг в Казахстане Любовь Погорелова известна своим прямым характером и непримиримым отношением к тому, что мешает профессиональной работе и цивилизованному развитию рынка. Для нее возможность быть собой очень важна. Компания Погореловой B2B Kazakhstan имеет безупречную репутацию на рынке. Но какова ситуация на самом рынке? Об этом Любовь Погорелова говорит, как всегда, откровенно.

Комментарии


Оставить комментарий
Оцените статью
нажмите на звезды

Предупреждение: комментарии не по теме будут удалены
Имя:
Комментарий: